18 июня 2018 года 18:15 | последнее обновление произошло в 17:24 (МСК)
 
 
          18+
 
    

«Качественные продукты не обязаны стоить так дорого»

 «Качественные продукты не обязаны стоить так дорого»

09.01.2018 16:48   экономика бизнес

Яков Мания: “Качественные продукты не обязаны стоить так дорого!” Только за последние полгода цены на продукты питания в Израиле выросли на 1.8%. Израильтяне платят за мясо и сыры, фрукты и овощи в среднем на 19% больше, чем жители стран OECD, и на 25% больше европейцев. Хотя после «протеста коттеджа» в 2011 году и манифестаций на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве в 2013-м году рост цен был приторможен, и еда за последние несколько лет подорожала лишь на 2.3%, израильтяне до сих пор платят за продукты втридорога. — Цены на продукты продолжат расти, тому есть много причин, — сказал в интервью журналу НЭП Яков Мания, генеральный директор сети “Деликатесы Мания”. — Во-первых, требования регуляции значительно повышают стоимость производства. Во-вторых, у нас непомерно высокие налоги на импорт. Зачастую доходит до абсурда: например, если ты импортируешь шоколад с орехами, то содержание в нем орехов -10%, 30% или 50% — влияет на высоту налога.
Некоторые ограничения существуют только в Израиле. Например, согласно правилам купли-продажи в Европе, не требуется получать разрешение Минздрава в каждой отдельной стране! Если в Бельгии завод имеет лицензию производителя, можно спокойно продавать произведенный на нем продукт в Голландию без дополнительных проверок, не получая дополнительные разрешения от Министерства здравоохранения. А у нас — нет. Для импорта в Израиль мне нужна специальная лицензия, пройти много проверок, получить множество разрешений, причем все время все это меняется. И это повышает цену.
И еще таможня: пока проверят все бумажки, пока сделают лабораторные проверки, все происходит очень медленно, неэффективно, это тоже отражается на конечной цене. Или Министерство здравоохранения вдруг решило провести ряд проверок, о которых мы никогда не слышали! Вот отсюда и высокие цены. Пищевые сети в Европе получают скидки на муниципальные услуги и электричество. В Израиле такого нет. Кто сможет объяснить, почему сеть питания платит в Израиле земельный налог выше, чем обыкновенный магазин?
— Слишком неповоротлива бюрократическая машина? — Проблема не только в бюрократии. Существует еще и коррупция. Недавно стало известно о взятках, которые давали в Ашдоде чиновникам Минздрава. Все инстанции, ответственные за разрешения и проверки превратились в неповоротливую бюрократическую и коррумпированную машину. Министерство здравоохранения должно следить за соблюдением правил, а на деле каждый делает что хочет.
— Израиль ведь очень зависит от импорта. Многие продукты или сырье, из которого их изготавливают, привозят к нам из-за границы. Например, 92% зерновых, 87% рыбы, 57% говядины, весь сахар, 40% масел и 60% бобовых… Многие эксперты по экономике говорят, что цены завышены именно из-за высокой централизации рынка. — Мы зависим и от того, что происходит в мире. Например, Австралия поставляет нам большую часть говядины. На днях организации по защите прав животных сообщили, что условия доставки коров в Израиль очень плохие, бедные животные страдают. В итоге Австралия решила сократить количество поставок. Если наш еврейский мозг не найдет решения этой проблемы, то, возможно, цены на говядину повысятся в ближайшее время. Существование монополий, естественно, тоже предопределяет высокие цены. Тнува, Осем и Кока-Кола могут установить определенную цену на рынке, и никто ничего не может поделать. Почему в Израиле я плачу вдвое дороже, чем за тот же продукт в Германии? Этого никто не понимает. Никто не приходит к производителям и не просит показать отчет, во сколько обошлось производство. Почему я плачу за “Милки” в Израиле дороже, чем в Германии? — То есть в ответе за рост цен — государство и бюрократический механизм? — Однозначно. Приведу вам еще несколько примеров, как регуляция доходит до абсурда. Например, есть закон, который мы называем «законом Щаранского». На каждом продукте должна быть наклейка с ценой. На первый взгляд, что в этом плохого? Пусть все будет прозрачным. Я «за». Только учтите, что теперь мне нужна дополнительная, постоянная рабочая сила. Когда есть скидка — снимай старые наклейки, лепи новые. И так постоянно. Это тоже увеличивает цену. Но проблема даже не в этом… Вот к вам приходит комиссия Министерства торговли. За каждое нарушение — наклейка упала — вам выписывают штраф в размере 10 тысяч шекелей за продукт! Цена в кассе и на наклейке не соответствуют — штраф составит 45 тысяч шекелей. Я сейчас зайду в любую сеть и найду вам нарушений на 400-500 тысяч! И ты не можешь ничего в свою защиту сказать. Сначала заплати, а уж потом подавай прошение на отмену штрафа и месяцами жди решения. Кстати, отмены штрафа не бывает. Такие вещи происходят постоянно.
К сожалению, я вижу очень неприятную тенденцию. Если раньше я думал, что регуляция — это часть нормативной системы, то теперь я вижу, насколько все коррумпировано и выходит за рамки здравого смысла. Здесь необходима реформа и в налоговом плане, и для улучшения функционирования различных министерств и инстанций.
Но и это еще не все. Кашрут тоже является одной из причин таких высоких цен. Сегодня в Израиле никто не может противостоять монополии раввината. Например, ультра-ортодоксы покупают только «кашер ле-меадрин». Просто кошерная курица будет вам стоить 18-20 шекелей, а “кашер ле-меадрин” уже 30 -35 шекелей. Где-то на 15 шекелей больше за килограмм. Это очень большие деньги! У них просто совести нет. Никто не знает, откуда они берут каждый раз новые расценки. Вы помните, как недавно в Кармиэле русскоязычной израильтянке отказали в работе официанта в пиццерии, потому что это может повредить удостоверению о кашруте? Думаете, это единичный случай? Нет, такое происходит постоянно. Только открытие “кошерного бизнеса” обойдется в 52 тысячи шекелей. До того, как все остальное пойдет… Кашрут делает продукты дороже на 15-20%, и в этой сфере тоже каждый делает, что хочет. В моей сети, естественно, удостоверения кошерности нет — это одна из моих возможностей продавать продукты дешевле. — Как в этих условиях — а точнее, вопреки им — вам в “Мааденей Мания” удается не повышать цены? — Все очень просто. Если я хочу контролировать рост цен, я просто отказываюсь от части прибыли. Благодаря тому, что я сам производитель мясной продукции, то ради снижения цен договариваюсь с поставщиками корма для свиней, плачу им наличными или покупаю большие стоки. Я вкладываю очень большие деньги в технологии, чтобы сэкономить на рабочей силе. Делаем, что можем. Но качество продукта мы держим на высшем уровне — это для меня принципиально. На качестве я не экономлю. А во всем, что касается импорта, зачастую я вообще прибыли не вижу. Уже не говоря о том, что из-за бюрократии иногда просто теряю деньги.
— Тогда зачем вам все это надо? — Для меня это не просто бизнес. Мой отец начал разводить свиней в Израиле еще в 1966 году. В 1980-м он стал партнером на мясной фабрике в Тель-Авиве. В 1996-м мы перевезли завод в Ришон ле-Цион.
С приездом русской алии 90-х весь кулинарный мир Израиля перевернулся. Если раньше ты приходил в дом к израильтянам, что они ставили на стол? Бурекасы, бисквиты, немного орехов и хумус? А когда я зашел к своим русскоязычным друзьям, то увидел копченую рыбу, сыры, разные виды колбас, салаты. Это совсем другая кулинарная культура, которую я хочу сохранить. 95% моих покупателей — русскоязычные израильтяне. Хотя в последнее время все больше и больше уроженцев страны понимают, какие деликатесы “русская” алия с собой привезла.
Я надеюсь, что русскоязычная община в Израиле будет бороться за свободу выбора, за свою культуру потребления. К сожалению, на мой взгляд, сейчас мы стоим на грани катастрофы. Меньшинство даже не религиозных, а именно “харедим”, постепенно влияют все больше и больше на все сферы нашей жизни. Посмотрите, что происходит на периферии — там в шабат все вымирает. Негде отдохнуть, поесть, повеселиться. Они уже и до школ добрались. Все потому, что когда есть выборы, даже в местный горсовет, то все религиозные голосуют как один, как ребе сказал — а русскоязычные организовывают вместо этого пикник на пляже, потому что это свободный день. Так постепенно вы теряете свою силу.
Если русские в Израиле не будут противодействовать этому религиозному давлению, то боюсь, никто не сможет их остановить. Я здесь “мукце” из-за того, что развожу свиней — а я просто хочу продолжать делать свое дело.
Я бы хотел, чтобы моими деликатесами наслаждалось не только нынешнее, но и следующие поколения. Чтобы эта кулинарная культура и право свободного выбора сохранились в Израиле. А иначе мы все с вами будем кушать только дорогие и пресные кошерные сосиски. Анна Стефан, НЭП

www.mignews.com

 

КОММЕНТАРИИ

 

ЭКОНОМИКА

В «Безек» выбрали нового генерального директора

18.06.2018 16:18
Новым генеральным директором израильского телекоммуникационного предприятия «Безек» был назначен Давид Мизрахи

Индия приняла вызов и вступает в торговую войну с США

17.06.2018 06:30
Индийцы повысили таможенный сбор примерно на три десятка товаров, которые ввозят из США

 

Минфин против льгот на экологически чистые автомобили

15.06.2018 10:37
По данным Министерства финансов, реформа снизила эффективный налог на покупку автомобилей с 72% до 60%.

Тедди Саги готов купить рынок в Тель-Авиве

14.06.2018 20:47
Израильский миллиардер обратил свое внимание на созданный шеф-поваром Михаль Ански и архитектором Роем Хемедом Шук Цафон

 

Встреча глав США и КНДР стоила Сингапуру $15 млн

14.06.2018 10:10
Сингапур — одна из немногих стран, у которой налажены отношения и с КНДР, и с США

Volkswagen выплатит Германии штраф €1 млрд

13.06.2018 21:52
Компания приняла обвинение в махинациях с показателями выбросов вредных веществ в атмосферу и согласилась со штрафом

 
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Книга в тему

«Великое разделение. Неравенство в обществе, или что делать оставшимся 99% населения?»
Стиглиц Джозеф

В «Великом разделении» Джозеф Стиглиц продолжает тему, начатую им в бестселлере «Цена неравенства»: рассматривает взаимосвязь потребительского спроса и конкурентного предложения. Со свойственной ему смесью страсти и ясности, автор оспаривает позицию, что неравенство и превосходство богачей — неизбежная аксиома. Стиглиц исследует экономику от Рейгана до кризиса 2008 года, разоблачает неолиберальные законы лоббистов, их разрушительное влияние на благосостояние общества. Стратегия, которую предлагает автор, основана на простейшем законе экономики: успех возможен только при совпадении кривых спроса и предложения.
 

Партнёры

Другие новости