20 августа 2019 года 03:37 | последнее обновление произошло в 03:12 (МСК)
 
 
          18+
 
    

Еврейский генерал армии Индии получит мемориальную доску

 Еврейский генерал армии Индии получит мемориальную доску

21.04.2019 10:50   культура

По сообщению индийских СМИ, Израиль наградит знаменитого еврейского генерала Якова Фарджа Рафаэля Джейкоба мемориальной доской в Иерусалиме. Джейкоб, который умер в 2016 году в возрасте 92 лет, был одним из самых выдающихся членов еврейской общины Индии, занимал должность генерал-лейтенанта в индийской армии, а затем был губернатором двух индийских штатов.
«Генерал-лейтенант Джейкоб будет удостоен чести получить мемориальную доску на стене чести в Иерусалиме для еврейских солдат, мужчин и женщин, которые с отличием служили в иностранных армиях», — сказал высокопоставленный еврейский лидер в Индии Самуэль Маршалл. По словам Маршалла, церемония состоится 30 апреля.
Джейкоб скончался от воспаления легких в армейском госпитале в Нью-Дели 13 января 2016 года. Он был самым высокопоставленным военным офицером в истории еврейской общины Индии, достигнув должности начальника штаба, и считается национальным героем по всей стране. Джейкоб известен прежде всего тем, что он командовал восточной армией Индии во время освобождения Бангладеш от Пакистана в 1971 году и вел переговоры об исторической капитуляции пакистанских войск после войны. Вступив в британскую индийскую армию в 1942 году, Джейкоб продолжал служить в индийской армии после обретения страной независимости в 1947 году, дослужившись до генерал-лейтенанта. После ухода в отставку с армии в 1978 году Джейкоб занимал пост губернатора индийских штатов Гоа и Пенджаб. Он рассказал историю своей жизни в мемуарах 2011 года «Одиссея в войне и мире». Джейкоб был в Израиле несколько раз. У него сложились тесные дружеские отношения с израильскими лидерами, такими как бывшие премьер-министры Шимон Перес и Ицхак Рабин. Сообщается, что он был особенно близок с Мордехаем Гуром, израильским командиром десантников, освободивших Старый город Иерусалима в 1967 году. «Ваши военные достижения вызвали большой интерес в моей стране», — однажды написал Гур Джейкобу в письме, переданном через общего друга. «Ваша тактика, без сомнения, одна из лучших в современной войне».

www.mignews.com

 

КОММЕНТАРИИ

 

КУЛЬТУРА

«Беженец» пытался изнасиловать женщину в Тель-Авиве

18.08.2019 11:18
Женщина начала кричать, и на крики сбежались прохожие.

Кристина Агилера выпустит новый альбом

16.08.2019 07:05
Свой 20-летний юбилей своего первого альбома отметит выпуском нового альбома.

 

Девять женщин обвинили Пласидо Доминго в секс-атаках

13.08.2019 10:29
Одна обвинительница утверждает, что Доминго задрал ей юбку, а три — что “насильно поцеловал в губы”.

Как прошел Фестиваль еврейской культуры в Кракове

12.08.2019 08:20
Организаторы фестиваля в Польше пытаются донести до туристов историю еврейского народа и показать возрождение загубленной культуры

 

Как прошел Фестиваль еврейской культуры в Кракове

12.08.2019 08:20
Организаторы фестиваля в Польше пытаются донести до туристов историю еврейского народа и показать возрождение загубленной культуры

У Юрия Шевчука умерла мать

09.08.2019 15:09
В 94 года умерла мать российского музыканта Юрия Шевчука.

 
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Книга в тему

«Антимифы. Живопись. Графика»
Плаксин Давид

Путь Давида Плаксина в искусстве начинался с литогравюры «Интернационал». Сегодня нетрудно поиронизировать и по поводу ее темы, самих ее размеров (70 х 1300 сантиметров!), между тем, она выглядит естественно в контексте того времени с его искренней шестидесятническои риторикой, пристрастием к укрупненной форме и со стремительным расцветом литогравюры. «Интернационал» мог стать для него порогом в «большое искусство» (он, собственно, и исполнялся как заявка на вступление в Союз художников), но не стал. Жизнь распорядилась по-своему — как всегда, сурово, но, наверно, и мудро — разделив его работу в искусстве на два русла. Его станковые работы, исполняемые «для себя», довольно долго оставались в тени. Делом основным, определяющим его положение в мире, стало книжное искусство. 60-е годы были временем ломки обветшавших стереотипов в искусстве, и в книжном — тоже. Правда, Давида Плаксина мало затронуло увлечение «рукотворной» графикой, которая оказалась одним из главных орудий обновления. Впоследствии ему доводилось не раз демонстрировать на страницах книг владение свободной и вполне самостоятельной графической формой, используемой в широком стилевом и жанровом диапазоне, вплоть до иллюстраций. Но тогда он то ли чувствовал себя недостаточно уверенным, то ли присущую графике откровенность выражения авторского начала ревниво сберегал для творчества станкового. При обращении к станковой живописи переменилась, прежде всего, самая структура его творчества. Раньше станковое и книжное искусства составляли в нем два самостоятельных потока. Возникало, конечно, между ними и некоторое взаимодействие: станковые работы подпитывались книжными, причем не столько тематически, как можно подумать, сколько пластически. Фантастические картины рубежа 80-х и 90-х годов с их как бы материализовавшимися словами («Россия», «Террор», «Народ» и проч.) явно произошли от графической серии «Азбука» (1989), в котором буквы, основной материал книжного художника, трактовались как объемные формы в трехмерном пространстве. Пожалуй, художник сумел отыскать свое место в лабиринте современного постмодернистского искусства, культивирующего художественное мышление как игру, окрашенную глобальной иронией. Если это так, то ему удалось при этом сохранить себя и обрести спасительную мудрость. Она — в способности с улыбкой воспринимать несовершенство того абсурдного мира, в котором нам выпало счастье жить.
 

Партнёры

Другие новости